Цветовая схема:
C C C C
Шрифт
Arial Times New Roman
Размер шрифта
A A A
Кернинг
1 2 3
�зображения:
  • 680000 , г. Хабаровск, ул.Гоголя, д.24
  • +7 (4212) 45-00-71
  • litkhv@mail.ru

Новости

Космонавт Петр Дубров на связи

7 октября 2021 04:10

Количество просмотров: 15

Корреспондент газеты "Тихоокеанская звезда"  Марина Дерило присуствовала на сеансе видеосвязи с международной космической станцией 2 октября 2021 года  в лицее инновационных технологий. 8 октября газета поместила большую статью того, по сути,  исторического события. Лицеисты, преподаватели и родители лицеистов имели возможность общаться с человеком, который находится в космическом пространстве.

 

АЛЛО! ХАБАРОВСК! КОСМОНАВТ ПЁТР ДУБРОВ НА СВЯЗИ

IMG-20211006-WA0088.jpg

 
  Недавно в аудиторию Хабаровского лицея инновационных технологий заглянул выпускник. Ничего бы удивительного в этом факте не было, если бы выпускник не был космонавтом и в это время не находился на международной космической станции. Но нынешние технологии таковы, что общение Петра Дуброва с ЛИТовцами оказалось вполне реальным. И очень интересным.

Собравшиеся на видеовстречу учителя, выпускники, лицеисты и их родители, затаив дыхание, смотрели, как красиво выглядит закат с борта МКС. Вслед за космонавтом совершили виртуальное путешествие по станции, побывали в ее «сердце» - служебном модуле российского сегмента, где находится система управления движением навигации станции и проводится большая часть экспериментов.

Петр показал американский сегмент, где на спортивной платформе тренировался Марк Ванде Хай, и из Хабаровска на орбиту полетело приветствие на английском языке.

Экскурсанты «пролетели» мимо кухни. Поразились обилию техники и загруженности станции, услышали, как стрижется Олег Новицкий: без пылесоса в космосе в этом случае не обходится. Заглянули в новый модуль «Наука», на который космонавты возлагают большие надежды из-за привезенного очень интересного оборудования.

Петр Дубров показал и свой скафандр с синими вставками по бокам и на рукавах, в котором он выходил в открытый космос…

Но самое главное - Петр Валерьевич ответил на множество ребячьих вопросов, среди которых были и по-детски непосредственные, и очень серьезные.

Верить в себя и в судьбу

Алексей ТИШКИН, ученик 10 класса: Скажите, что больше повлияло на выбор вашей профессии - учеба в лицее или в университете?

- А какую профессию ты имеешь в виду? Космонавтика была для меня очень-очень далекой мечтой, потому что тогда даже поездка в Москву была достаточно непростым мероприятием. А уж Звездный городок - вообще как другая планета!

Мечтать-то, конечно, было можно, но я даже не представлял себе, когда это станет возможным. Поэтому, выбирая профессию, я выбирал то, что нравилось, что лучше всего получалось, в чем можно совершенствоваться… Возможно, и учеба в лицее тоже повлияла.

Решил поступить на факультет «Программное обеспечение вычислительной техники и автоматизированных систем» Технического университета, это нынешний ТОГУ, так что первая моя профессия - инженер-программист связана с компьютерами.

Работал по специальности, но космос по-прежнему был мне интересен, хотя я и не видел вариантов, каким образом можно попасть в эту сферу. Но все эти годы, когда казалось, что исполнение моей мечты невозможно, я все-таки верил, что судьба должна подарить такой шанс. И если я буду готовым к нему, если я постараюсь не забывать об этой мечте, то однажды найду путь, каким образом ее реализовать. Так и получилось.

Можно сказать, помогла удача. Когда переехал в Москву и какое-то время пожил там, услышал про открытый набор в отряд космонавтов и понял, что должен попробовать испытать свои силы и все-таки воспользоваться этим шансом.

Подготовка по специальности у меня была хорошая, нужна была физическая, я начал готовиться. Подал документы, прошел все этапы отбора. По их завершению состоялось заседание комиссии, и меня зачислили в отряд космонавтов Роскосмоса.

Вот тогда я понял, что этот путь, который я выбрал, действительно возможен. И если постараться, приложить достаточно усилий, то можно дойти до результата, до космического полета. Я понял, что смогу это сделать, я способен на это.

Преодолеть себя

Ярослав БАКЛИН, пятый класс: Подготовка к космосу была очень сложной, да и сейчас все не просто. А не было ли у вас желания бросить это все и вернуться к обычной жизни?

- Действительно, работа настолько сложная, что иногда возникает такой вопрос: ради чего все, для чего все эти трудности? У меня, например, такой момент был во время полетов на невесомость, на первых испытаниях.

Именно состояние невесомости очень тяжело отражается на вестибулярном аппарате. Я поначалу ее плохо переносил. Каждый полет на невесомость - это десять режимов продолжительностью 20-25 секунд, и в день выполняются два таких. Между ними - полтора часа, чтобы передохнуть. И вот в первом полете уже после четвертого режима, извините за подробности, меня стало просто выворачивать наизнанку. Никуда не денешься, невесомость действительно так влияет.

Пришлось прервать тренировки, меня посадили в кресло. А самолет продолжает полет! Ты чувствуешь себя ужасно плохо и должен принимать невесомость, еще шесть режимов… Самолет приземлился, ты выходишь на свежий воздух, немножко приходишь в себя и понимаешь, что тебе сейчас предстоит еще один полет, еще десять режимов…
Первое время, конечно, нужно было собирать всю свою волю, все свои силы. В такие моменты и возникает вопрос: а для чего все это делается? Каждый находит на этот вопрос свой ответ. Я - смог.

 Собрать головоломку

Максим ШЕРШНЁВ, ученик 5 класса: Скажите, а что самое трудное в работе космонавта?

- Конечно, самое сложное - это всегда подготовка. Приходится изучать очень много вещей, с которыми никогда раньше не сталкивался. В полете вспоминаются приобретенные навыки.

Подготовка на Земле и различные тренажеры организованы таким образом, что многое похоже на то, с чем предстоит иметь дело на корабле и на станции. Но все же есть вещи, которые невозможно выучить на Земле, с которыми сталкиваешься только здесь, с чем приходится знакомиться, к чему привыкать.

Объем информации нужен для нашей работы огромный. Например, знать медицинские аспекты, чтобы оказать взаимопомощь в каких-то ситуациях, плюс у нас проводится много медико-биологических экспериментов.
И очень много надо учить и запоминать технических устройств, так как постоянно приходится обслуживать станцию, что-то менять или ремонтировать, ставить какие-то новые блоки и модули, устанавливать научную аппаратуру. За годы подготовки это было непросто запомнить, но постепенно, шаг за шагом, изучили все системы станции, чтобы можно было осуществлять выходы в открытый космос…

Конечно, без помощи Земли, консультаций ЦУПа не обходится, без них невозможно управлять таким сложным объектом, как космическая станция. Все, что связано с полетом, нужно свести воедино, создать картину всех работающих систем, всех выполняемых работ. Наверное, самое сложное - собрать эти кусочки головоломки в одно целое.

Навигатор - в голове

Анастасия КАДОЧКИНА, ученица 10 класса: Почти любой человек, если раньше был в каком-то месте, попав туда снова, сможет сориентироваться, даже не имея навигатора. Например, используя воспоминания о зданиях, которые там видел. А есть ли что-то похожее у космонавтов? Они могут определить свое местоположение в космосе, не зная при этом точно координат?

- На этот вопрос лучше ответить с разных сторон. Можно пытаться определить свое местоположение относительно планеты Земля. В этом нам помогают различные приборы и датчики на станции, которые отслеживают ее ориентацию, измерители ускорений, помогающие высчитывать баллистику движения станции и рассчитывающие точку на Земле, над которой мы в данный момент находимся. У нас есть программы в компьютере. Все данные собираются вместе, и они отражают, где мы в реальном времени сейчас находимся.

Но в то же время есть еще один аспект ориентации. Потому что, когда мы выходим в открытый космос, нам приходится перемещаться по кораблю, разным его модулям, точкам работы, и для этого нам приходится изучать станцию не только изнутри, но и снаружи, чтобы всегда понимать, где мы находимся, куда нужно двигаться, где выполнять следующую работу.

Есть ряд полезных программ, трехмерных моделей, которые помогают нам изучить заранее все процедуры и наши пути движения, и затем, уже находясь снаружи, мы вспоминаем эти места и ориентируемся больше по памяти. Главную роль во всем играет подготовка на земле.

Большой запас прочности

Полина КУЗНЕЦОВА, ученица 10 класса: Как вы переносите такой длительный полет в космосе?

- Ну, пока у меня за плечами только половина экспедиции, поэтому еще трудно сказать. Полугодовые полеты проводятся достаточно регулярно, они уже хорошо изучены. А мне предстоит еще пробыть здесь полгода, и, наверное, это даст какие-то новые впечатления.

Могу сказать, что адаптация - достаточно тяжелый процесс. Кому-то он дается проще, кому-то тяжелее. У меня, например, самыми трудными были первые две недели, когда организм привыкал к условиям невесомости, ко всем новым сигналам, которые стали приходить в его физиологическую систему.

А через две недели я уже стал чувствовать себя более-менее нормально, но окончательно адаптировался и практически перестал ощущать эффекты, связанные с условиями космического полета, наверное, только где-то через два месяца, не раньше.

Сейчас я вообще даже иногда могу забыть, что нахожусь в невесомости. Зацепившись ногами за поручни, выполняю какую-то работу и, сосредоточившись на ней, практически даже не чувствую разницы.

Все-таки организм имеет очень большие запасы по адаптации к самым разным ситуациям, в том числе и к условиям космического полета. Хотя долговременные эффекты - это потеря и мышечной, и костной массы - пока убрать не получается, и космонавтам после возвращения на Землю требуется время для восстановления.

Спорт - в помощь

Галина ЕРМИЛОВА, ученица 10 класса: Одинаковы ли результаты от тренировок в космосе и на Земле?

- Спортивные тренировки улучшают нашу физическую форму и поддерживают все функциональные возможности организма. Но эффективность, конечно, меняется.

На земле мы все-таки испытываем гораздо большую нагрузку, потому что постоянно находимся под действием силы тяжести, и любые упражнения требуют больших физических затрат.

Здесь тело большую часть времени находится в расслабленном состоянии, кроме как во время специальных занятий на тренажерах, где получается создать нагрузку. Естественно, мышцы при этом тренируются, у нас улучшается тонус, поддерживается сердечно-сосудистая система.

Но для достижения результата здесь требуется больше затрат времени и тренировок. Бег на разных скоростях у нас чередуется с шагом. Есть активный режим, когда полотно платформы работает от двигателя, и есть пассивный, когда нужно толкать его силой ног. Комбинации меняют характер нагрузки и результат. Так мы поддерживаем спортивную форму.

В состоянии невесомости и постоянной расслабленности мышцы постепенно теряют свой тонус, атрофируются. Но благодаря этим упражнениям мы можем выдержать всю продолжительность полета, а так как мышечная память остается, по возвращению достаточно быстро восстановиться.

 
IMG-20211006-WA0091.jpg

 Мы - песчинки во Вселенной

Георгий АФАНАСЕНКО, ученик 10 класса: Какие чувства и мысли были у вас во время первого шага в открытый космос?

- Первый выход - это, конечно, очень запоминающееся событие в жизни каждого космонавта. Потому что даже совершить его доводится не всем. У меня их уже три, и планируется еще. Но, конечно, первый был самым запоминающимся.

Вообще внекорабельная работа - очень трудная и ответственная, поэтому все мысли в основном сосредоточены, конечно, на тех задачах, которые нужно выполнить. Но вот самые первые мгновения…
Я был оператором-2, его задача - открыть выходной люк, и он выходит первым. И вот я увидел черноту космоса за пределами станции не через иллюминатор, а просто через защитное стекло скафандра, и ощутил безграничную глубину этой космической тьмы. Такое ощущение появилось в первое мгновение.

После ярко освещенного отсека фактически не видно ни звезд, ни каких-то светящихся объектов - только глубокая насыщенная чернота. И тогда ты понимаешь, что мы действительно маленькие песчинки в этом огромном пространстве, которое находится вокруг нас. Вот это мне запомнится навсегда.

Какой выбор сделать?

Екатерина ТЕН, ученица 10 класса: Еще совсем недавно, если ребенка спросить, кем он хочет стать, он, не задумываясь, ответил бы: космонавтом! Но сейчас дети выбирают более приземленные профессии. Они хотят идти в медицину или в IT-сферу. Как думаете, с чем это связано, и как может сказаться на развитии космической индустрии?

- Космонавт всегда был недоступной профессией, покрытой ореолом тайны. А она всегда привлекает, поэтому дети стремились стать космонавтами. Увидеть нашу планету с такой высоты - очень глубокое впечатление, и понятно, что многие мечтают оказаться в космическом полете.

Профессия космонавта требует очень большого количества знаний и навыков, которые потом пригождаются в разных ситуациях и на Земле. Это тоже привлекательный и интересный момент.

Но это не легкая профессия, а такая, где от достижения результатов ты можешь получить наибольшее удовлетворение потому, что на это будет затрачено очень много сил.

Постепенно, пусть и медленно, космос становится более доступным. Но, чтобы доставить на такую высоту и разогнать до такой скорости космический корабль, требуются очень сложные технические решения и большие затраты. Поэтому пока рано говорить о возможности для большого количества людей путешествовать в космосе. Но рано или поздно это тоже произойдет.

Естественно, в процессе освоения космоса профессия космонавта теряет свой ореол тайны и становится уже более, скажем так, будничной.

Нет, она не проще или легче. Все так же нужно хорошо знать технику, и мы подвергаемся все тем же опасностям… Но благодаря тому, что многое в космосе становится более изученным, понятным, постепенно и интерес к профессии космонавта теряется.

От ощущения таинственности люди перейдут к пониманию всей сложности, многообразия и многогранности этой профессии, и будут идти в нее уже с более четким пониманием, чего они хотят достичь. Интерес к этой профессии будет то увеличиваться, то уменьшаться.

Сейчас у наших коллег идет проект Илона Маска, и наш модуль «Наука» вызывает новый всплеск интереса. И я думаю, будет больше людей, которые захотят пойти в космическую отрасль в целом. Здесь ведь нужно огромное число тех, кто создает эту технику, кто ее готовит, запускает и обслуживает в процессе полета.

Лететь, чтобы вернуться

Александр ИЕРИХОН, ученик 10 класса: На что-то новое всегда надо решаться. Если вам предложат идею о колонизации какой-либо планеты, пригодной для жизнедеятельности, но это будет полет в один конец - вы решитесь?

- Вопрос очень не простой, и он становится все более актуальным по мере развития техники, которая делает такой полет возможным. Но все-таки мое мнение, что полет в один конец - это не правильно. Так не должно быть. Стремясь к изучению новых пространств, человек всегда должен знать и понимать, что он может вернуться. Домой, к семье, к родным. Всегда у него за плечами должно быть что-то, ради чего он это делает.

Да и не должно быть идеи колонизации космоса просто ради колонизации. Все-таки главное здесь - в проводимых исследованиях и разработках, необходимых для того, чтобы лететь и вернуться. Этот результат наиболее ценен.

Билет в один конец носит фаталистический оттенок. Мне кажется, что человек, который с головой бросается куда-то, не оглядываясь назад, не всегда может правильно оценить положение и найти верное решение в каких-то критических ситуациях. Поэтому идти вперед нужно, понимая, куда ты идешь и как вернешься.

А снится им трава у дома…

Дмитрий ЗВЕРЕВ, ученик 6 класса: Снятся ли вам в космосе сны? И отличаются ли они от тех, которые на Земле?

- Да, мы, как и на Земле, иногда видим сны, иногда нет. Зависит от усталости. Здесь приходится много работать, поэтому спим, как правило, крепко. А какой-то разницы в снах я не заметил. Снятся в основном земные сны. Но мне вообще они плохо запоминаются.

Герман ВЕЛИЧКО, ученик 8 класса: На МКС есть модули и космонавты разных стран. Как ощущается это взаимодействие народов на таком относительно небольшом пространстве станции?

- Очень необычное ощущение. Здесь культуры разных народов сплавляются в некое единое целое. Практически все астронавты в какой-то степени знают русский язык, а космонавты говорят по-английски. Постоянно общаемся на смеси английского и русского.

Периодически устраиваем совместные ужины на российском или американском сегментах станции, обсуждаем общие темы, угощаем друг друга своей едой. Каждый астронавт или космонавт получает от космического агентства какие-то национальные блюда, которыми он может поделиться с другими. Все это создает необычный стиль общения.

Фаина КАЗАНКОВА, ученица 10 класса: Какое у вас любимое блюдо, и есть ли оно на станции?

- Мне нравится разнообразие в еде. Конкретно какое-то блюдо выделить сложно. Но я бы, наверное, назвал все-таки фруктовый салат - то, что помогает поддержать тебя, когда хочется чего-то вкусного.
Здесь на станции у нас достаточно много блюд в меню, но на Земле практически невозможно понять, что будет нравиться на МКС. Немножко меняются приоритеты. Все-таки меню здесь хоть и разнообразное, но достаточно фиксированное. У нас есть наборы еды, рассчитанные на 16 дней, и каждые 16 дней они повторяются.

Все содержат одни и те же продукты.

Есть различные супы-пюре, борщи, вторые блюда, мясные консервы в банках, рыбные блюда, овощные… Есть сублимированные продукты, которые мы восстанавливаем водой. Это - творог, картофельное пюре… - разнообразное меню!

Но, только прилетая сюда и пожив здесь, попитавшись в таком режиме, ты понимаешь, чего тебе больше всего не хватает, и чего хочется вкусного. У всех людей, думаю, это индивидуально. Я здесь понял, что очень хочется каких-то блюд с капустой: солянки, салата…
 
IMG-20210703-WA0066.jpg

Земля в иллюминаторе

Илья КАДОЧКИН, ученик 5 класса: Мне Хабаровский край представляется очень величественным. Очень интересно, а как он выглядит глазами космонавта?

- Через иллюминатор можно увидеть все масштабы планеты Земля, она выглядит просто потрясающе! Практически в первые дни после прибытия, в начале апреля период активности солнца был высокой, Сергей Кудь-Сверчков открыл боковой иллюминатор и сказал: «Посмотри туда».

Мы как раз летели над Антарктидой, и я увидел северное сияние - сплошной зеленый ковер из сполохов, почти достигающий самой станции. Огромные площади просто сияли, переливались, медленно двигались…

Я думаю, что так с Земли увидеть просто не получится. Из космоса виден объем северного сияния. Это не просто какие-то плоские картинки, а именно воссоединенные объемы светящихся сполохов различных оттенков.

 Конечно, завораживающее зрелище!

Отсюда видны самые дальние места, прикрытые облаками, которые теряются где-то за горизонтом. А ближние районы поражают своей яркой раскраской - зеленой, голубой…

Очень заметны водные объекты. Хорошо виден богатый по сравнению с другими реками Амур, образующий много рукавов и островов. Могучий дальневосточный красавец!

С орбиты весь Хабаровский край можно сразу окинуть одним взглядом. Когда я смотрю на него, на соседние регионы, на Камчатку с ее вулканами, все это вызывает восхищение.

Я делал и фотографии Хабаровска, в том числе - ночного города. Очень нравится наблюдать за родными местами, но, к сожалению, не всегда удается быть свободным в то время, когда мы пролетаем над родиной.

Артем ЛЕСНИКОВ, ученик 5 класса: Меня интересует вопрос об ухудшении экологии. Пожары, загрязнение Мирового океана, наводнения… - видны ли из космоса масштабы экологических проблем?

- Да, конечно, это очень заметно. Особенно пожары. Они были огромные, просто поражающие воображение, когда горели районы Греции рядом с Афинами. Сейчас много пожаров на северо-западе США… Огромные пространства, закрытые дымом, ужасают.

Очень хорошо были видны с орбиты МКС и разливы рек, но это скорее природные катаклизмы.

Еще один момент, который отсюда очень заметен, - как вырубаются леса. Много таких практически пустых пространств в Южной Америке, что сильно бросается в глаза, так как леса там богатые, зеленые, и участок, который еще не вырублен, очень хорошо заметен рядом с пустыми коричневыми, которые уже обезлесились.

Но, к сожалению, не все люди могут это увидеть, и очень сложно, находясь на Земле, понять, насколько велик тот вред, который сейчас человек наносит нашей планете. Очень хочется верить, что наши спутниковые снимки и снимки с аппаратов, которые летают вокруг Земли, все-таки помогут осознать масштабы и не допустят самых тяжелых последствий и катастроф. Это сейчас самая, наверное, актуальная задача.

Нельзя забывать о том, насколько хрупкая и ранимая наша планета, и о том, что ее нужно беречь, несмотря на все технологические прорывы, которые тоже несомненно нужны. Но, думая о будущем, нельзя забывать о том, откуда мы родом. 

Марина Дерило.  

 

 

 

След. новость
  Персональные данные обучающихся размещены на основании согласия заявителей и в соответствии с федеральным законом от 27.06.2006 № 152-ФЗ "О персональных данных"